Второй Кронштадт.

Военно- морская база Ручьи.

Статья Виктора Аристова в газете «Восточный берег» (Кингисепп, 1996)

55 лет назад была уничтожена располагавшаяся на территории Кингисеппского района военно-морская база «Ручьи». До сих пор факт ее существования и уничтожения остается неизвестным не только для широкой общественности, но и для специалистов по истории флота. Воспоминания очевидцев и архивные материалы позволили автору хотя бы в общих чертах сказать об одной из самых таинственных и трагичных страниц pоссийского военно-морского флота периода советской эпохи.

В результате революции и гражданской войны территории прибалтийских окраин нашей страны оказались утраченными, на них возникли 4 суверенных государства: Финляндия, Эстония, Латвия, Литва. По условиям Тартуского (1920 г.) мира государственная граница Советской России значительно приблизилась к Петрограду, а протяженность ее приморской полосы по Балтийскому морю резко сократилась. Балтийский флот – в это время главный военно-морской флот страны – потерял такие крупные базы, как Гельсингфорс (Хельсинки), Ревель (Таллин), Либаву (Лиепая). Базирование флота ограничилось Кронштадтом и Петроградом, что несло большие неудобства и значительно увеличивало опасность для флота в случае возникновения военных действий. Это особенно стало чувствоваться после того, как сократившийся в результате вышеупомянутых событий Балтийский флот начал восстанавливать свою былую силу.

В ноябре 1926 г. Совет труда и обороны СССР утвердил первую советскую программу военного судостроения. Через 3 года она была заменена на новую, более расширенную. В соответствии с ней Балтийский флот, называвшийся в то время Морскими силами Балтийского моря, должен был получить свыше половины всех новых кораблей. Изменение взглядов советского руководства в сторону дальнейшего признания роли флота в обеспечении безопасности страны привело к принятию 11 июля 1933 года постановления «О программе военно-морского строительства на 1933-38 гг.». Это была уже третья советская программа, в соответствии с ней Балтийский флот должен был пополниться несколькими десятками кораблей различных классов. Базирующемуся только на Ленинград и Кронштадт флоту становилось явно тесно.

Вопрос о размещении на Балтике кораблей особо беспокоил командующего Балтийским флотом Л.М. Голлера. Еще до принятия новой программы он вместе с членом Реввоенсовета А.С. Гришиным ставит перед руководством Ленинградской области С.М. Кировым и командующим Морскими силами РККА В.М. Орловым вопрос о строительстве новой военно-морской базы. Местом строительства было определено побережье Лужской губы в районе деревни Ручьи. Пока вопрос решался в Москве, Л.М. Голлер посылает в Лужскую губу флотских инженеров-строителей. Они производят изыскания и подготавливают свои предложения. Внимание к Лужской губе стало уделяться еще в 20-х годах. Здесь были подходящие глубины, поэтому каждое лето напротив Ручьев вставали на рейд выходившие в учебное плавание и на маневры корабли возрождающегося Балтфлота. От Лужской губы в июне 1925 г. под флагом Наркома по военным и морским делам, председателя Реввоенсовета СССР М.В.Фрунзе начался поход кораблей Балтийского флота до Кильской бухты. В Москве необходимость строительства на Балтике новой военно-морской базы признали. В дополнение к постановлению о Третьей судостроительной программе появилось секретное постановление СТО № 37 «Об особых мероприятиях по Кронштадтской морской крепости». В нем указывалось: «Приступить в 1934 г. к постройке маневренной базы Балтийского флота в Лужской губе», а также к строительству в ее районе «боескладов (в первую очередь для минно-торпедного боезапаса и вооружения)». Задание на строительство 1934 г. гласило, что «маневренная база Ручьи создается для базирования в мирное и военное время». База должна обеспечить:

* а) якорную стоянку на рейде для всех кораблей;
* б) надежную стоянку в гавани для эскадренных миноносцев, подлодок, сторожевых кораблей-тральщиков и других кораблей малого тоннажа;
* в) хранение и прием топлива, воды и предметов технического и хозяйственного снабжения;
* г) хранение и прием мин и торпед;
* д) минимальное размещение на берегу в летнее время личного состава (краснофлотцев, комсостава и их семейств) кораблей и их культобслуживание.

Планировалось, что в будущей ВМБ «Ручьи» в мирное время должно размещаться до 102 кораблей различных классов, а в военное – до 138 с возможностью одновременного нахождения в гавани 84 кораблей и судов, в число боевых кораблей первоначально включалось и 3 линкора (на Балтике в то время их было два).

По всей видимости, новая ВМБ «Ручьи» была самым значительным объектом из всех, предусмотренных программой 1933-35 годов. В самом начале ее строительства в Ручьи прибыл нарком обороны К.Е.Ворошилов. Его сопровождали представители высшего военно-морского командования. К строительству были привлечены крупные трудовые силы. В соответствии с практикой того времени основную их массу составляли политические и уголовные заключенные. На ручьевском берегу возникли обнесенные колючей проволокой бараки. Это был Лужский лагерь НКВД. В нем содержались от 10 до 20 тысяч заключенных. Колючей проволокой была обнесена и вся территория будущей базы. Стройка носила закрытый характер и называлась «Строительство-200». Все оно также относилось к ведомству НКВД СССР. Начальником «Строительства-200» был комбриг Афанасьев, начальником политотдела – Федоров. Кто-то из них или их окружения в разговоре с председателем Сойкинского сельсовета А.Л.Федоровым и обронил фразу: «Здесь будет второй Кронштадт». Это название мгновенно закрепилось среди жителей окрестных деревень и строителей, хотя во всех документах военно-морского ведомства строящийся объект назывался ВМБ «Ручьи» и иногда – Лужская военно-морская база.

Среди строителей было немало и вольнонаемных. 1200 человек из них представляли инженерно-технический персонал. Эти люди жили в районе строительства вместе с семьями. Многие должны были остаться здесь на постоянное жительство для обслуживания объектов базы. Для них, их семей и семей военных моряков на побережье в районе Ручьев стали строить жилой поселок. По сути, это был небольшой, но современный город. Если районный центр Кингисепп с населением в 6 с половиной тысяч человек в основном состоял из деревянных одноэтажных домов с печным отоплением, без водопровода, и имел улицы без твердого покрытия, то во «Втором Кронштадте» все здания были кирпичными, они имели централизованное отопление, водоснабжение и канализацию. На территории «Второго Кронштадта» были построены 4-этажные жилые дома, магазины, столовые, ресторан, детские сады, 10-летняя школа, госпиталь, банно-прачечный комбинат, большой базовый клуб с залом на 1000 мест. Рядом с клубом был устроен фонтан.

Для освещения территории жилого города, морского порта и энергоснабжения расположенных здесь силовых установок была построена большая 2-этажная электростанция. Она имела перекрытие, дающее защиту от 250-килограммовых бомб.

Дороги в ВМБ были вымощены камнем. Два основных шоссе шли по верхней террасе базы, одно – по нижней. На верхней и нижней террасах были проложены железнодорожные пути. Внизу они подходили к причальному фронту базы, шли на центральный мол и на мол судоремонтной гавани. Железнодорожная ветка к Ручьям была протянута от Косколова. Через эту станцию, а также через станции Котлы, Копорье и Ораниенбаум. «Второй Кронштадт» имел железнодорожное сообщение с Ленинградом.

Огромный объем работы был проведен строителями по созданию военных объектов базы. С самого начала строительства на расстоянии нескольких километров с помощью металлических свай был укреплен берег и построена железобетонная стенка. Развернулись большие дноуглубительные работы. Они должны были обеспечить подход к берегу кораблей, включая самые крупные из них, - крейсеры и линкоры. Вероятно, наиболее колоссальную работу строители «Второго Кронштадта» провели, создавая сухой док. Котлован под него был выкопан на месте прибрежного луга практически вручную. Размеры котлована составляли примерно полтора километра на 600 метров. Глубина его равнялась 12 метрам. Копали котлован в течение 5 лет. Рядом с сухим доком были созданы судоремонтные мастерские.

По ходу создания ВМБ «Ручьи» морское командование придавало ей все большее значение. Это видно по менявшимся заданиям на строительство. Задание 1934 года предусматривало, что Ручьи будут маневренной базой для размещения 102 кораблей и судов в мирное время и 138 – в военное. Задание конца 1935 года гласило, что размеры гавани должны обеспечивать укрытую стоянку 154 боевых кораблей и вспомогательных судов. При этом указывалось, что «линкоры и крейсера должны иметь возможность стоять в гавани кормой к стенке». По первоначальному же заданию предполагалось, что корабли этих классов будут размещаться на рейде. Вероятно, поэтому сначала планировалось строить только деревянные причалы, однако в действительности были построены железобетонные.

В середине 30-х годов в официальных взглядах на строительство и применение флота происходит резкий перелом. Никогда не питавший до этого особой любви к флоту И.В.Сталин приходит к решению о необходимости строительства «большого морского и океанского флота». 27 мая 1936 года СТО СССР принимает соответствующее постановление. В варианте представленной на утверждение программы появились 2 типа новых линкоров: тип А стандартным водоизмещением 35 тысяч тонн, длиной 265 метров и с 9 орудиями калибром 406 мм, и тип Б – 26 тысяч тонн, 250 метров, 9 орудий калибром 305 мм. В соответствии с программой число имеющихся в советском ВМФ линейных кораблей к 1942 году должно было увеличиться в 4 раза, достигнув 11 единиц. 6 из них по первоначальному проекту поступали на Балтийский флот. Поэтому планы строительства ВМБ «Ручьи» были изменены. Теперь «Второй Кронштадт» должен был вмещать 8 пока еще только проектируемых линкоров типов А и Б и 4, а затем уже 6 строившихся легких крейсера.

Таким образом, предполагалось, что после окончания строительства базы «Ручьи» здесь смогут размещаться главные силы Балтийского флота. Соответственно, в документах изменилось и название – теперь она стала называться Базой основного боевого ядра флота. Как следует из архивных документов, численность размещающихся здесь боевых кораблей, не считая 37 вспомогательных судов, определялась в 137 единиц, а численность их личного состава – в более чем 27 тысяч человек. Вместе с военнослужащими штабов, вспомогательного флота, береговых частей и вольнонаемным персоналом, в базе Ручьи могли быть размещены свыше 32 тысяч человек.

Как видно, эта новейшая военно-морская база на Балтике должна была действительно стать «Вторым Кронштадтом».

Предполагалось, что в окончательном виде база Ручьи будет состоять из следующих пунктов: Ручьи, Усть-Луга, озеро Липовское. По всей видимости, к базе относился размещавшийся и на озере гидроаэродром. Так как Липовское озеро связано протокой с Финским заливом, здесь планировалось совместить и базу торпедных катеров. Входящая в состав «Второго Кронштадта» база Усть-Луга была предназначена для базирования подводных лодок типа «Малютка», торпедных и бронекатеров, а также судов вспомогательного флота.

Оборона «Второго Кронштадта» предполагала на момент 30-х годов кольцо размещенных на Сойкинском полуострове зенитных и артиллерийских батарей для борьбы с легкими силами и торпедными катерами, а также тяжелую артиллерию, располагавшуюся на Кургальском полуострове. Оно представляло из себя установленные на железнодорожных платформах (транспортерах) дальнобойные морские орудия калибром 180, 305 и 356 мм. Специально для этой артиллерии от Усть-Луги по территории полуострова была проложена железная дорога.

При начале строительства ВМБ «Ручьи» предполагалось, что полное окончание работ произойдет к маю 1939 года. Уже в 1935 г. в Ручьях должны были базироваться крейсера, но, вероятно, ввиду изменения объемов строительства и нехватки средств срок его был увеличен. Безусловно, на увеличение срока строительства повлияло и присоединение в 1940 году к Советской России прибалтийских республик, в результате чего она получило прежние свои передовые базы на Балтике. Роль Ручьев несколько снизилась и после получения СССР в аренду от Финляндии полуострова Ханко (Гангут), где тоже началось создание военно-морской базы. Однако строительство базы в Ручьях не было прекращено. Предполагалось, что начало базирования во «Втором Кронштадте» всего состава кораблей, включая самые крупные, отодвинется до 1943-44 гг.

В первый же день войны 22 июня 1941 года немецкие самолеты сбросили в Лужскую губу 4 морские мины. На следующий день в ее водах были замечены 2 вражеские подводные лодки. 25 июня Финляндия объявила войну СССР. Таким образом, Ручьи окончательно попали в сферу боевых действий. 2 июля в базу был назначен командир. Им стал капитан I ранга В.Н.Лежов. 27 июня в связи с быстрым наступлением немецких войск на сухопутном фронте и с возникновением угрозы минно-артиллерийской позиции Балтийского флота в устье Финского залива командующий флотом вице-адмирал В.Ф.Трибуц отдал приказ о сформировании такой же позиции в восточной части залива. Первоначально в ее состав вошли 22 тральщика и минных заградителя, 30 сторожевых катеров и катеров-тральщиков, эсминец Калинин и плавбаза Ленинградсовет. Пунктом дислокации кораблей восточной позиции была определена база Ручьи. Командиром восточной позиции был назначен контр-адмирал Ю.Ф.Ралль. Свой флаг он держал на эсминце Калинин. 2-го июля корабли Восточной позиции вышли на первую минную постановку. В течение месяца базировавшиеся на Ручьи и Кронштадт корабли выставили 1460 мин и минных защитников.

1-го июля из Таллина в Ручьи был передислоцирован штаб 2 бригады подводных лодок. Сюда прибыли 7 подлодок и плавбаза «Полярная звезда», пришедших в сопровождении двух тральщиков и двух сторожевых катеров. Таким образом, недостроенная база «Ручьи» стала местом базирования нескольких десятков катеров и кораблей. С целью защиты их и самой базы от подводных лодок и торпедных катеров противника 7 июля в Лужской губе было выставлено сетевое и боновое заграждение.

Хотя база «Ручьи» еще и не была полностью достроена (с начала войны «Строительство-200» стало сворачивать свои работы), она уже в достаточной мере выполняла функции военно-морской базы и была хорошо защищена с моря. Надежной защиты с суши, как и все остальные базы Балтийского флота, включая главную базу Таллин, «Второй Кронштадт» не имел. Однако немецкие войска были еще далеко, и поэтому до второй половины августа база находилась в относительной безопасности. Трезво оценивая явно недостаточные возможности Таллина как главной базы, военный совет Балтийского флота уже в начале июля 1941 года разработал план, согласно которому в случае непосредственной угрозы захвата противников Таллина корабли и суда должны перебазироваться в Ручьи. Как вспоминал тогдашний нарком ВМФ адмирал Н.Г.Кузнецов, одновременно возник вопрос: «где в условиях непосредственной угрозы главной базе должен находиться флагманский командный пункт военного совета (ФКП), управляющий действиями всего флота? Военный совет флота, озабоченный обстановкой на Балтийском театре, включая и оборону Выборга, внес предложение переместить ФКП в район Лужской губы». Таким образом, уже в июле командование Балтфлота должно было разместиться в Ручьях как промежуточной базе между Таллином и Кронштадтом. За перевод основных сил флота в Лужскую губу или Кронштадт выступал и представитель ВМФ в штабе Главкома Северо-Западного направления адмирал И.С.Исаков. Однако командующий войсками Северо-Западного направления маршал К.Е.Ворошилов, в оперативном подчинении у которого находился Балтийский флот, категорически выступил против этого предложения. К тому же, когда адмирал Н.Г. Кузнецов докладывал в Ставке Верховного главнокомандующего обстановку в районе Таллина и сообщил о предложении военсовета Балтфлота и решении Ворошилова, Сталин сказал: «Таллин нужно оборонять всеми силами!» Тем самым на реализацию идеи перевода основных сил Балтийского флота и органов его управления во «Второй Кронштадт» был наложен запрет.

Но ситуация продолжала ухудшаться. 7 августа немецкие войска вышли на эстонское побережье Финского залива в район Кунда и главная база Балтийского флота Таллин оказалась отрезанной. Военный совет Балтфлота вновь предложил командованию Северо-Западного направления перевести органы управления флотом в Ручьи. Становилось ясно, что Таллин уже не удержать. На ближних же подступах к Ленинграду, куда и входил «Второй Кронштадт», еще можно было успеть наладить оборону. Но предложение Военного совета оставалось без ответа. Вместо него К.Е.Ворошилов прислал приказ, в котором указывалось, что главными задачами флота в настоящий момент являются охрана наших коммуникаций и нарушение противником коммуникаций в Рижском заливе, оборона островов в Финском заливе, а также активные минные постановки и поддержка фланга сухопутных армий. Поставленные задачи могли быть решены ограниченными силами флота, поэтому Военный совет пришел к выводу, что в Лужскую губу можно отправить часть крупных кораблей, включая крейсер, 2 линкора и дивизион эсминцев. Это уменьшило бы для них опасность воздушных налетов, которой они подвергались на Таллинском рейде. Как видно из планов Военного совета Балтийского флота, Таллинский переход должен был быть переходом в базу «Ручьи». Однако отход из главной базы кораблей и судов начался только после того, как на одном из докладов в Ставке И.В.Сталин удивленно обронил: «А что, флот еще в Таллине?»

Трагедия Таллинского перехода кораблей и судов Балтийского флота в Кронштадт общеизвестна. Только 28 августа флот смог выйти из Таллина. Время было упущено, предварительного траления маршрута от мин сделать не успели, не оказалось воздушного прикрытия. В результате флот потерял 16 боевых кораблей и катеров, а также 36 транспортов и вспомогательных судов.

Трагедия удерживаемого советским командованием в Таллине флота, по всей видимости, в решающей степени предопределила и трагедию «Второго Кронштадта». Его оборону так и не смогли организовать, хотя это возможно было сделать при своевременном переводе сюда флагманского командного пункта Военного совета флота, а также кораблей и частей сухопутных войск из Таллина. Здесь можно было окончательно закрепиться, как это произшло тремя десятками километров восточнее, где был образован Ораниенбаумский плацдарм. Однако все произошло иначе.

Уже 21 августа советские войска оставили Кургальский полуостров и вышло на западный берег Лужской губы. При отходе они взорвали все оборонительные объекты, позиции железнодорожной артиллерии м расположенный на полуострове аэродром «Липово». Последний существовал до 27 числа. Это был самый западный из остававшихся аэродромов Балтийского флота. Взлетевшие с него истребители могли достигать Таллина и возвращаться обратно. Теперь они были передислоцированы под Ленинград. Поэтому уходящие 26 и 28 августа из Таллина корабли остались без прикрытия своей авиации.

Выход немцев на западный берег Лужской губы ставил «Второй Кронштадт» в трудное положение. Наладить эффективную оборону было уже непросто. Пример – приказ о производстве оборонительных работ за подписью командира базы капитана 1 ранга Лежовы и военкома полкового комиссара Петрова вышел только 18 августа. К этому дню окончательно немцы взяли Кингисепп и повели наступление в направление побережья на Котлы - Копорье. Правда, инженерные войска армии и специалисты флота уже вели оборонительные работы на широком фронте от Усть-Луги до Котлов, но всего этого оказалось не достаточно. Части Балтфлота и отступающие из Эстонии войска 8-й армии смогли удержаться на созданных позициях только до конца августа. До тех пор, пока «Второй Кронштадт» не был полностью взорван.

Точных данных о том, кто именно отдал приказ об уничтожении новой ВМБ «Ручьи», нет. Однако логично предположить, что решение о ее ликвидации было принято на самом высшем уровне. Известно, что в это время военное командование, начиная с Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина, не надеялось удержать даже Кронштадт и Ленинград. С конца августа 1941 года на Балтийском флоте проводилась разработка плана по уничтожению всех без исключения кораблей и судов в случае, если Ленинград будет советскими войсками оставлен. 6 сентября заместитель наркома ВМФ адмирал И.С.Исаков подписал соответствующие документы. Рассказывая о предшествующих этому событиях, командующий Балтфлотом адмирал В.Ф.Трибуц вспоминал: «Меня пригласил к себе А.А.Жданов. В Смольном мне вручили телеграмму, подписанную Сталиным, Шапошниковым и Кузнецовым. Это был приказ подготовить все необходимое, чтобы в случае прорыва противником обороны Ленинграда уничтожить боевые и транспортные корабли, оборонные объекты флота, ценности, запасы оружия, боеприпасов и т.д. Я прочитал это страшное решение несколько раз и не поверил своим глазам. А.А.Жданов спросил, все ли мне ясно. Я ответил, что все».

Объекты ВМБ «Ручьи» и ее жилого городка взрывали в течение нескольких дней. Минерам пришлось изрядно поработать, объектов было много и сделаны они были на совесть. Перед взрывами с объектов снимали все ценное оборудование, поначалу оно вывозилось в Ораниенбаум и Ленинград по железной дороге, а затем – только морем. 31 августа на территории «Строительства-200» вспыхнул большой пожар. Огонь довершил уничтожение того, что не уничтожила взрывчатка.

1 сентября на основании приказа командующего Балтийским флотом вице-адмирала В.Ф.Трибуца ВМБ «Ручьи» была расформирована. Выполнив приказ командования, в ночь на 3 сентября последние части покинули района Ручьев. «Второго Кронштадта» практически больше не существовало. После освобождения территории Кингисеппского района в феврале 1944 года в Ручьях вновь была создана ВМБ. Она называлась Лужской и по прежним меркам была совсем небольшой. В ней базировалось всего несколько эсминцев и тральщиков и десяток сторожевых катеров. В том же году Лужская база вошла в состав Таллинского морского оборонительного района и была выведена из Ручьев на запад.

Полуразрушенные здания и сооружения «Второго Кронштадта» еще долгое время стояли на берегу Лужской губы. Затем постепенно они были разобраны жителями окрестных деревень для строительства домов и хозяйственных объектов. Но территория «Второго Кронштадта» так и осталась закреплена за Балтийским флотом, и когда прибалтийские республики вновь отошли от России, о нем вспомнили. Базу в Ручьях было решено восстановить. В каком объеме - неизвестно, но работы по созданию причальной стенки начались. Они велись военными строителями из Пскова, Калининграда и рабочими из Кингисеппа. Осенью 1993 года сюда должны были прийти на отстой военные корабли. Но Ручьи их так и не дождались. К лету следующего года работы были прекращены, как говорят, из-за отсутствия денег.

Еще до начала работ по воссозданию базы в Ручьях буксиры притащили сюда большой массивный корпус старого корабля. Как оказалось, это был первоначальный корпус легендарной «Авроры» закладки 1897 года. Согласно постановлению Совета министров СССР, знаменитый крейсер, считавшийся в течение нескольких десятилетий кораблем номер 1 советских ВМФ, в августе 1984 года был поставлен в Ленинграде на капитальный ремонт. К 70-летию Великого Октября ремонт был закончен. В результате чего появилась совершенно новая «Аврора» и остался ее старый корпус. Новодел занял традиционное место стоянки в Большой Невке возле Нахимовского училища. А настоящий исторический корабль, вернее, основная его часть – корпус – утащили подальше с глаз долой. Факт этот, безусловно, удивительный, если вспомнить, с каким обожествлением и трепетом в советскую эпоху относились к Октябрьской революции, символом которой для нас и была «Аврора».

Простояв с год у ручьевских берегов, «родной» корпус крейсера был затоплен возле строящегося пирса. Его решили использовать как защитную стенку от волн, для чего он должен был быть заполнен бетонными плитами. Но и это дело не довели до конца.

«Когда ее притащили, кто только сюда не приезжал, - рассказывают ох- раняющие объекты замороженного строительства базы «Ручьи» сторожа. – Были различные начальники на черных «волгах». Даже из КГБ, тоже спрашивали: «Где здесь «Аврора»?» Потом все затихло. Сейчас о ней никто не вспоминает. Немного возвышаясь над водой, затопленный корпус легендарного корабля лежит в нескольких метрах от пирса перпендикулярно берегу. Попадающие на пирс гости Сойкинского побережья обязательно останавливаются напротив него и начинают гадать: что же это такое. Тогда кто-нибудь из дежурящих сторожей выходит из стоящего рядом деревянного дома и с гордостью человека, хранящего только ему одному известную тайну, говорит:

- Знаете, а ведь это «Аврора»… И когда изумленные гости начинают приходить в себя, добавит, показывая на виднеющиеся вдоль берега остатки взорванных причалов:
- А вот здесь был «Второй Кронштадт»!..


Источник: “http://alternathistory.com/vtoroi-kronshtadt”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя